?

Log in

 
 
14 February 2008 @ 12:34 am
 
Анна Панина сделала нам потрясающий подарок - переводы трёх парижских интервью Горо. Эти переводы первоначально предназначались для российского коллекционного издания, но по разным причинам туда не войдут. А поскольку работа сделана - её разрешили таки обнародовать. Вот, читайте.

Вопрос (В):

Скажите, пожалуйста - я читал, что Вы специалист по сельскому и лесному хозяйству. Вы были консультантом по ландшафтному дизайну, разрабатывали концепции парков. Что вас побудило заняться анимацией?


Горо: Между этой работой и работой над фильмом я еще был связан с музеем студии Ghibli.

Так что я сначала занимался этим самым ландшафтным дизайном, потом строил музей, потом им руководил, а только потом стал режиссером.

Поэтому когда я проектировал музей, нельзя сказать, чтобы у меня был опыт в архитектуре, в строительстве, и директором музея я тоже стал без подготовки. И несмотря на это я как ответственное лицо сумел добиться того, чтобы музей заработал более-менее стабильно.

Судзуки все это наблюдал и решил, что в таком случае, скорее всего, у меня получится и фильм снять – я так думаю.

В: В детстве Вы наверняка воспитывались на фильмах своего отца. Возникало ли у Вас в связи с этим желание продолжить его дело и самому начать снимать фильмы, или, наоборот, это сдерживающий фактор - быть сыном столь известного человека?

Горо: Даже не знаю… нет, в совсем юном возрасте я тоже мечтал рисовать, хотел, конечно, работу как у отца, с картинками.

Потом – все-таки когда я стал старше, постепенно начал понимать, что его таланта у меня нет. И решил, что, значит, надо будет пойти в какую-нибудь совершенно другую область. И, собственно, так я и сделал.

Поэтому мне даже в голову не приходило, что в сорок лет я вдруг сделаюсь режиссером.

В: Да? неужели? Странно. И, тем не менее, Вы им стали.

Горо: И действительно.

В: Все же карьера вашего отца не могла на Вас не сказаться. И, видимо, это явилось дополнительной мотивировкой к тому, чтобы начать работать именно над таким произведением, как «Сказания Земноморья».

Горо: Видите ли… конечно, я думал: вот бы попробовать - например, то же «Земноморье» если бы экранизировал кто-то другой, вот было бы интересно поучаствовать.

Такие чувства у меня были. Именно потому, что были эти чувства, я и согласился прийти, когда меня пригласили поприсутствовать на самом первом совещании, когда только-только начинали обсуждаться планы насчет фильма.

Правда, в тот момент я представить не мог, что окажусь режиссером.

В: А что побудило Вас рассказать именно эту историю?

Горо: Пожалуй, то, что сами книги необыкновенно хороши.

Хотя это и фантастика, и там действуют волшебники, но история не про то, кто кого переколдует, и не про каких-нибудь чудовищ или про войну, не про антураж.

В этих книгах тема как таковая, кстати, очень близка к восточной философии. Там идет разговор о том, что главное в человеческой жизни, причем очень всерьез. Именно это меня больше всего привлекает.

В: Поразительно, что эти фантастические истории, темы этих сказок так перекликаются с современностью. мне кажется, сегодня это очень актуально.

Горо: Ну а как же. Вот мы живем сейчас, в настоящем времени, в эту самую секунду, и хотим что-нибудь сказать и донести это до сегодняшней молодежи, до сегодняшних детей – конечно, тут при всем желании не сможешь пройти мимо современности.

В: Можно задать Вам еще два вопроса?

Горо:Коротких.

В:Я постараюсь покороче.

Горо: Да.

В: Мне кажется, фильм, который Вы нам сейчас представляете, и многие произведения вашего отца объединяет то, что в них присутствуют сказочные, фантастические персонажи, а среди главных героев всегда есть сильная женщина, своего рода богиня…

Горо: Думаю, причина, как бы сказать…

Причина в том, что все-таки рисованые фильмы, которые на меня оказали наиболее сильное влияние, это произведения Хаяо Миядзаки и Исао Такахаты.

Если не осторожничать с формулировкой, я бы сказал, что хотел снять кино в стиле ранних Миядзаки и Такахаты.

Потому что никто ведь такое не снимает.

В: Еще два вопроса… лично мне кажется, что визуально ваша картина напоминает фильмы, которые мы смотрели во Франции в восьмидесятые годы, например, «Эстебан и Золотые Города» [«Тайё-но ко эстебан» / «les mystérieuses cités d'or», совместный японско-французский мультсериал 1983 г. – А.П.]. Вы знаете этот фильм?

Горо: Дело в том, что я специально добивался такого эффекта.

Почему? потому что… мультипликаторы в последнее время, отчасти из-за трехмерной компьютерной графики, стали думать прежде всего о том, как бы поплотнее заполнить экран деталями.

Картинка стала роскошная, но в результате, наоборот, не знаешь, в какое место экрана смотреть.

Из-за этого самое главное – а главное - это все-таки живые персонажи – последнее время из мультипликации стало уходить.

И поэтому я хотел специально взять классический стиль, чтобы за счет этой традиционной формы зрители снова, как раньше, ощутили бы очарование рисунка.

Хорошие вещи не устаревают.

В: Прекрасно, это вам удалось. И последний вопрос. Означает ли это, что посредством вашего фильма Вы хотите взять у отца эстафету и демонстрировать новому поколению то же, что делали Хаяо Миядзаки и Исао Такахата? Или Вы стремитесь кардинально от них отличаться и творить в собственной манере, но все же сохраняя некую преемственность в стиле?

Горо: Хм… да нет, из-за того, что я снял свой фильм, Хаяо Миядзаки, например, только еще больше загорелся планами и амбициями. Поэтому не думаю, что возникнет, как вы сказали, кардинально новая манера.

На студии Ghibli не настанут по-настоящему новые времена, пока с нами Такахата и Миядзаки; так что, боюсь, это малоосуществимо.

В: Во всяком случае, для меня очевидно, что Вы встали отцу на смену.

Горо: Нет – это не те люди. Они оба не из тех, кто легко уходит от дел.

В Японии – по крайней мере у нас в Японии сейчас энергии больше не у молодежи, а у старшего поколения, кому за шестьдесят.

В: Да? неужели? Но, во всяком случае, фундамент заложен. И теперь ваше будущее в анимации.

Горо: Не знаю. Снять еще несколько фильмов, конечно, хочется.

Но может оказаться, что через десять лет я буду работать в какой-нибудь совсем другой, совсем далекой области.

Поживем – увидим, как оно будет.

Журналист: Большое вам спасибо.

Горо: Вам спасибо.

ЖУРНАЛИСТЫ МЕЖДУ СОБОЙ

"А МОЖНО ЕГО ПОПРОСИТЬ ПОСИДЕТЬ, НЕ ШЕВЕЛЯСЬ, И СДЕЛАТЬ ТАКИЕ ГЛАЗА, КАК У АРРЕНА. - ТЫ ХОЧЕШЬ ЕГО ПОПРОСИТЬ СДЕЛАТЬ ТАКИЕ ГЛАЗА, КАК У АРРЕНА? – ДА."


/раздача автографов/

/Приписка к последнему автографу/

«я в Париже!!»
 
 
 
(Deleted comment)